Spartacus: War of the damned

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spartacus: War of the damned » Реестр анкет » Крикс


Крикс

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, прозвища
Crixus, The Undefeated Gaul (Крикс, Непобедимый галл - рус.)
2. Возраст
28 лет
3. Положение
Экс-гладиатор, бывший Чемпион Арены, в настоящем - мятежник, один из предводителей рабов во время восстания Спартака.
4. Информационная сводка
Родом из Галлии. Отец и четверо братьев были воинами, павшими во время нападения Арвернов. Крикс, будучи слишком молодым для того, чтобы держать меч, попал в плен, и был вынужден служить убийцам своей семьи; после был продан в рабство. Выступая на стороне аллоборгов в битве против римлян, был вновь захвачен в плен, впоследствии чего попал в рабство к бывшему воину, влиятельному человеку из уважаемых кругов по имени Туллий. В новых условиях Крикс был вынужден выполнять физическую работу: являлся одним из рабов-строителей арены, на которой позже сам же выступал.
Во время служения Туллию, был замечен в драке с другим рабом, и выкуплен ланистой из Капуи, Квинтом Батиатом, увидевшим в нем искру. Крикс был оценен в 50 денариев - таковой являлась стоимость попытки досаждения Туллию Батиатом.
Дикий галл, ставший объектом насмешек у других гладиаторов, усердно тренировался, не брезгуя чужими советами и указаниями, и видя перед собой единственную цель – добиться славы и почестей в память о своей семье. Усилия, не прошедшие даром для амбициозного гладиатора, привели его к большой арене и к гордому званию Чемпиона Капуи, которого тот жаждал с момента попадания в лудус. Впрочем, в обязанности Чемпиона входили не только бои на арене: личное удовольствие жены ланисты занимало не самое последнее место в их числе.
Среди ярких событий в жизни галла стоит отметить бой против Феокла, где Крикс бился напару со Спартаком, и был тяжело ранен. Вместе с поражением, он потерял звание чемпиона и все сопутствующие привилегии. Былые заслуги были забыты теми, кто совсем недавно чествовал его на арене.
Жизненные ценности Крикса поменялись с рождением чувств к Нэвии, личной рабыне его госпожи. По его собственной неосторожности, при попытках привлечь внимание девушки, их связь была разоблачена, и оскорбленная госпожа разлучила возлюбленных, обрекаю Нэвию на худшие страдания...
Крикс добровольно стал участником резни в доме Батиата, став одним из 50 рабов, под предводительством Спартака восставших против своего господина. Обещание, данное фракийцем, и ставшее мощной мотивацией, грело душу Крикса, чьим смыслом жизни стали поиски Нэвии.
Путешествие по рабовладельческим виллам, повлекшее за собой немало споров и ссор, нашло свое завершение в рудниках, куда была отправлена рабыня из дома Батиата с татуировкой личной рабыни госпожи на плече. Однако, за спасение Нэвии Крикс едва не отдал собственную жизнь: пойманный римлянами, он был отправлен на арену на смертную казнь. Благодаря Спартаку, в очередной раз обманул смерть, и вернулся в долгожданные объятия своей Нэвии.
Проникшись идеей восстания, Крикс стал одним из ярых последователей Спартака, сражаясь на его стороне, и собирая армию из беглых рабов. Нэвия, которую он обучил боевым навыкам, стала его верной подругой и боевым товарищем на поле битвы, оставив позади все былые страдания, и превратив душевную боль в жажду мести.
У вспыльчивого и импульсивного Крикса всегда есть собственное мнение к решениям Спартака, но несмотря на случающиеся разногласия, в настоящее время является одним из ближайших его соратников, поддерживающих восстание.
5. Внешность
Manu Bennett
Рост: 180
Вес: 105 кг
Телосложение: атлетическое
Цвет волос: черный
Цвет глаз: темно-карий
Отличительные черты: боевые шрамы по всему телу, особенно глубокие - на груди и животе. Кривой шрам у правого глаза. Метка Батиата на правом предплечье.
6. Пробный пост
Тема: Спартак спасает Крикса и Эномая от казни на арене.
Под ареной стоял резкий запах крови и мужского пота. Шорох шагов, шум дыхания, биение сердца, шелест сублигарий – Крикс никогда прежде не слышал этих странных звуков, находясь у решетчатых ворот. Тяжелые деревянные доски над головой сотрясались от топота, сквозь щели сыпался сухой песок из-под сандалий возбужденной толпы. Проход, ведущий к выходу на арену, еще никогда не казался таким длинным; и чем ближе он становился, тем громче слышался звон стали о сталь, и тем сильнее рев толпы заглушал крики гладиаторов, проливающих кровь на песке.
Казнь была неминуема, но утешением служила возможность встретить смерть достойно, как подобает гладиатору – на арене, с мечом в руках. Не рабом, но мятежником, дерзнувшим бросить вызов самому Риму.
Эномай ступил за решетку первым, спустя много лет, с тех пор, как эту возможность у него отняли собственные ошибки и воля Квинта Батиата. Крикс и Раскос стояли плечом к плечу с бывшим наставником, и приняли на себя вопли беснующихся римлян, их презрение и ненависть. Данный феномен был выше понимания Крикса: совсем недавно эта же толпа приветствовала и славила Непобедимого Галла, выражая свое признание криками и публичным обожанием, а теперь плевала на него, и желала смерти, – не менее кровавой чем те, что когда-то устраивал сам Крикс на забаву публике. Память людей коротка, когда дело касается жалких рабов, чьи жизни стоят не больше, чем песчинка, пропитанная кровью на этой арене.
Кандалы, сковывающие руки, натирали у запястья, и ограничивали движения. Та самая арена, о которой когда-то мечтал глупый галл, смеялась над ним, глумилась, давила со всех сторон, и охотно предлагала свои липкие объятия, словно старая шлюха, купленная на последние жалкие гроши.
Произносились громкие речи, толпа неистовствовала, а в мыслях крутилось лишь одно: Нэвия жива, и находится в безопасности. Смерть казалась не такой страшной, как прежде. Кандалы, гремящие при малейшем движении, звякнули в последний раз. Приговоренные остановились в центре арены. Крикс не чувствовал себя умирающим: его ожидал бой; и единственное, что он умел делать, и делал лучше всех, представилось ему в качестве шанса на выживание. Галлы без боя не сдаются, и не умирают бесчестно, даже с мечом без лезвия в руках…
…Имя Ганника прозвучало громом над ареной.
И все-таки, толпа не забывает своих любимцев: бывшего чемпиона чествовали подобно Богу. Тогда почему они так быстро отвернулись от Крикса?.. На глазах галла рушились священные узы гладиаторского братства, при котором брат не смел поднять оружие на брата по собственному желанию. Эномай сказал, что у этого мужчины нет чести, но Крикс помнил совершенно иного человека. Гладиатора, ценой собственных побед получившего рудий, и сердечно простившегося с лудусом. Разве у него недостаточно чести?!
Против троих изменников выступило пятеро. И видят Боги, будь Крикс вооружен мечом, конец дня противники бы встретили в преисподней.
Бой всегда оставался боем для Крикса, забывавшегося в пылу сражения, и вовлекавшегося в него, словно мальчишка, позабывший об опасности. Разгорячившись, он не замечал боли от ран, нанесенных мечом противника, равно как и не замечал бряцающих между запястий цепей: деревяшка в умелых руках могла забрать жизнь не хуже стали. Неравенство сил и отсутствие возможности восстановить силы после рудников ощущались заметнее, когда рука начала тяжелеть, и подниматься с горячего песка становилось все труднее…
…Ретиарий опутал сетью Раскоса. Брат погибал на глазах тысячи кровожадных зрителей. Злость, обуявшая галла, открыла в нем второе дыхание, и топор римлянина, оказавшийся в безумных руках, грозил стать страшным оружием. Крикс рубил врагов, не помня себя от ярости, покуда копье не пронзило бок, заставив мир перед глазами помутнеть на миг.
Выдранное из лап противника копье недолго прослужило: крепкий кулак вырубил галла, и теплый песок принял в объятия, набиваясь в рот. Он зажмурился, готовый принять смерть. Рудий, милостиво предоставленный перед боем, был погребен под песком, бесславно потерянный, и не унесший ни одной жизни…
Крикс не понимал, почему он еще жив, ведь лежачий воин – мертвый воин. Однако, грохот и вопли вокруг заставили открыть глаза, и подняться на ноги. Арена, его мечта и свидетельница былой славы, пылала и ломалась на глазах. Публика в панике бежала с трибун, сектора рушились под их ногами один за другим.
Римлянин, стоявший рядом, снял шлем, и Крикс почувствовал, как из груди выбило воздух.
— Мы уйдем из этого места, брат.
Гребанный фракиец сумел обмануть не только собственную смерть. Крикс вновь обрел надежду на теплые объятия своей Нэвии…
7. Связь
clean_execution

+3

2

Хроники

0


Вы здесь » Spartacus: War of the damned » Реестр анкет » Крикс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC