Spartacus: War of the damned

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spartacus: War of the damned » Архив эпизодов » Draw your swords


Draw your swords

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название: Draw your swords
Место: Синуэсса, площадка для тренировок
Время: полдень
Участники: все желающие
Сюжет: тренировка новичков в самом разгаре.

+1

2

Крикс занял позицию на песке импровизированной тренировочной площадки. Показательный бой для тех, кто начинал осваивать воинские навыки, на первый взгляд, казался неплохой идеей. Едва ли каждый день ему удавалось размять кости с достойным противником, коим представлялся ему Ганник, бывший Чемпион Арены, на которого когда-то так старательно равнялся галл.
— Нам вновь посчастливилось сразиться друг с другом, брат! – громко воскликнул он, сжав рукоять меча.
Давнее чувство соперничества вновь проснулось в нем, хоть он уже давно не был диким галлом, над которым смеялся весь лудус, а Ганник перестал являться конкурентом на звание лучшего из лучших.
Бой начался по команде Спартака.
Лезвие меча сверкнуло на солнце: Крикс с ревом атаковал Ганника. Меч вспорол воздух там, где долю секунды назад стоял кельт. Раздосадованный неудачей, Крикс едва не пропустил нападения противника. Звякнула сталь, удар удалось отразить.
Ободряющие крики наблюдающих придавали сил, кровь в жилах кипела, а песок под ногами ничем не отличался от того, что устилал арену Капуи. Он совсем не скучал по старым временам, но в глубине души в нем все еще жил гладиатор, жаждущий славы и признания.

+5

3

Когда есть победитель, обязательно должен быть и проигравший. Когда речь идет о вопросе жизни и смерти, тут всё просто - ты или выжил, или погиб, в последний раз окропив песок своей кровью.
Ганник зевнул во всю пасть и крепче сжал в руках мечи. Бой хоть и был показательным, но он прекрасно помнил, и не раз убеждался на своей шкуре, как дерется галл.
- Сами боги спустят свои задницы с небес, чтоб посмотреть на этот бой. - посмеиваясь, сказал кельт, разминая плечи.
- Я угощу тебя вином, когда ты проиграешь. - уже тише сказал он, чтоб его слышал только Крикс. Дразнить галла было затеей самоубийственной, а Ганник особым инстинктом самосохранения не мог похвастаться. Бой начался с команды Спартака. Ганник собирался ещё немного по-выделоваться перед собравшейся толпой, но соперник уже ринулся в бой, пытаясь проткнуть его.
- Член Юпитера тебе в.. - куда был предназначен член, так и останется загадкой. Ганник отточенным движениянием, плавно ушел в сторону, перемещаясь за спину Крикса и, целясь в плечо соперника, замахнулся для удара. Выпад был точным, и обязательно должен был поразить соперника. Или не должен был, так как Крикс был одним из самых опытных гладиатора и успел отразить удар. Кельт фыркнул, раздосадованный промахом.

Отредактировано Gannicus (2013-04-11 08:48:22)

+5

4

Ганник бился непринужденно, словно не прикладывал никаких усилий, а Крикс распалялся еще больше, злясь на его поведение. Его обещание напоить вином после его, Криксовского, проигрыша, прозвучало как вызов, который тот охотно принял.
Галл осклабился, вновь занимая позицию. Им было велено показать бой, а не гладиаторское представление. Крепче зажав щит в руке, он вновь двинулся на Ганника, и атаковал сверху: длинный прыжок на противника сопровождался рубящим взмахом меча. Крикс целился в плечо, но его меч звякнул об один из мечей Ганника, и сбился с траектории, оставив на плече кельта царапину. Довольный успехом, он обернулся и поймал взгляд Нэвии, наблюдавшей за боем. Щит в руке опустился на кулак Ганника, сжимавший меч, в попытке выбить его из руки.
— Скорее, я тебя угощу вином, когда ты проиграешь, — прохрипел он, глядя на поваленного на землю противника, и победно ухмыляясь.

+5

5

Ганник стоял напротив Крикса, слыша его и своё тяжелое дыхание. Солнце стояло в зените, беспощадно опаляя своими лучами плечи бойцов. Ганник сжал губы в тонкую линию и, разминая запястья круговыми движениями, взмахнул мечами, снова становясь в позицию. Крикс, большой и мощный, как дикий медведь, снова ринулся в бой, нанося удар в прыжке. Ганник отходит на пару шагов назад, предчувствуя, какой силы удар ему предстоит отбить. Раздался звон металла об металл, когда гладии сошлись вместе, словно тоже решив показать всем, кто из них острее. Острие меча рассекло кожу на плече Ганника, и тот, не устояв, упал назад. Раскаленный песок впился в его оголенную спину, невольно заставляя вспомнить те времена, когда он сражался на арене. Удар щита, выбивший гладий из его руки, сразу же развеял мимолетное наваждение. Тяжелая нога галла легла на грудь Ганника, перекрывая ему такой драгоценный сейчас воздух. Крикс ликовал, ухмыляясь и поглядывая на кельта, как на добычу. Чем бы не закончился этот бой, Ганник уже приготовился к большому количеству вина в организме.

+5

6

Все утро до самого полудня Нэвия провела на тренировочной площадке, где они с Назиром испытывали новобранцев, примкнувших к Спартаку не так давно. Одни еще ничего не смыслили в сражениях, другие умели сносно держать мечи, но даже с такими работы предвиделось немало, ведь всех их нужно было обучить не только достойно сражаться, но и побеждать.
Показательный бой между Криксом и Ганником был хорошей затеей, и Нэвия, собрав у новобранцев тренировочные мечи, встала в стороне рядом с сирийцем, откуда им двоим открывалась вся площадка и ничего не мешало обзору.
Хоть Ганник и брал своим проворством, а Крикс сокрушительной мощью, сомнений в том, кто окажется победителем у Нэвии не оставалось хотя бы потому, что она была женщиной Крикса, а сомневаться в своем мужчине было не в ее правилах, ведь кто кроме нее вдохнет в него веру и придаст силы и уверенности его кулаку.
За боем девушка следила молча. Если раньше она поддерживала Крикса возгласами, то теперь только сосредоточенным взглядом наблюдала за каждым его ударом и ликовала в душе, когда он достигал своей цели. Теперь она была будто бы пантера, напряженная и сосредоточенная, готовая в любую минуту ринуться в бой.
Встретившись с Криксом глазами, девушка еле заметно кивнула ему, с упоением наблюдая, как меч выскользнул из руки Ганника, и сам кельт оказался на спине. Только тогда она рассмеялась, заговаривая с Назиром, неизменно стоящим рядом и увлеченно наблюдавшим за схваткой:
- Сегодня боги не благоволят ему, - несмотря на воинственный настрой, произнесла она беззлобно, ведь Ганник, хоть и был противником Крикса сейчас, и мнения их часто расходились, но он все же был ему братом, а эти узы не в силах была пошатнуть не только она, но и сами боги.

+5

7

Не так давно он сам был в числе новобранцев со свежим следом от ошейника на шее, и точно так же бросался на противника с деревяным мечом. Доказать - себе в первую очередь, - что он не домашняя собачка.
И не так давно единственным шансом победить противника для него было подкрасться сзади и ткнуть мечом раньше, чем его успеют заметить. "Любимая тактика - трахнуть цель сзади?" - смеялся тогда Агрон.
Те времена давно прошли.
В полуразрушенном храме у Везувия они с Невией были оборванными новобранцами, теперь же... теперь же на них смотрят почти так, как и они когда-то - на своих живых богов.
Назир знал, что Агрон не питает особой любви к Криксу, как и Крикс вряд ли забудет о былом, однако глядя на поединок галла со светловолосым гладиатором, получившим свободу из рук толпы, понимал, что желает победы все же Криксу.
Что бы не говорил Агрон, какие бы слухи не ходили по лагерю, но Назир хорошо помнил те дни, когда Крикс считал, что Невия мертва. С Криксом и Невией его, все же, связывало больше, чем с улыбчивым Ганником.
Удача была на стороне Крикса, и это радовало, однако они с Невией не спешили оглашать тренировочкую площадку радостными криками вослед за вчерашними рабами, радующимимся достойному зрелищу. 
- Я думаю, боги вряд ли спустились посмотреть на этот бой,  - наклонив голову к подруге, ответил Назир, тая улыбку, - Но слова Ганника наверняка услышали, - он хмыкнул.
"Задницы. Ну да".
Сириец пробежался взглядом по лицам зрителей. Бой, казалось, будет слишком коротким, чтобы те смогли в полной мере оценить искусство боя гладиаторов, а он хотел успеть рассмотреть в толпе тех, кто в эту секунду принимает решение стать не хуже, чем два сражающихся титана.

+5

8

Устроить показательный бой бывшим чемпионам Капуи? Да, как же. Агрон только фыркнул, когда они вышли на площадку, ставшую импровизированной ареной. Главное - найти предлог.
Впрочем, Агрон и сам бы не отказался выйти. Против того же галла. И даже без предлогов.
Если бы его спросили, кого бы он хотел увидеть победителем в этом бою, германец бы не задумываясь ответил, что Ганника. Нет, даже не потому что с Криксом было столько конфликтов. Просто кельты, они ему ближе галлов. Ну и да, из-за конфликтов.
Он стоял рядом со Спартаком, сложив руки на груди, следя за боем. Было бы действительно неплохо, если бы сейчас, на глазах новобранцев, галл оказался повержен. Меньше приверженцев в случае чего. Да, бок о бок сражались, да, оба ближе всех к Спартаку, нет, не во всем лоялен галл и еще может ощериться, если что-то пойдет не по его нраву.
Агрон окинул взглядом толпу. Будто мельчают уже новобранцы. Или это так только кажется? Вон тот дергается на каждом ударе, будто бьют его. А у того аж пасть не закрывается, должно быть, слышал о чемпионах Капуи, совершенно детский восторг. Тот же просто внимательно следит, остро, цепко, может и будет толк.
Все равно в бою уже смотреть, что там тренировки.
Коротко глянул на Спартака. По его лицу вообще вряд ли что-то прочитаешь. Да и не был Агрон в этом деле большим специалистом.
Ганник довольно быстро встретил лопатками песок. Агрон поморщился. Что, уже? Чемпионы.
— Да он на ногах просто устоять не может, - прокомментировал он, хмыкая. — Запасы вина ему кажутся бесконечными.
Нет, бой еще продолжался, Агрон надеялся на то, что еще рано ставить на галла.

+5

9

Сибил уже давно бродила между остальных, больше похожая на тень, чем на человека. На нее редко кто обращал внимание, а еще реже кто-то обращался. Впрочем, из этого можно было бы и извлечь какую-то выгоду, если бы только девушка знала где ее можно найти.
Тренировочные бои всегда оказывали на нее какое-то воздействие. Девушка старалась не пропускать их, наблюдая за тем, как учебный меч рассекает воздух, как двое сражаются между собой и двигаются, словно языки огонька под порывами ветра. Бой - это нечто божественное, ведь именно боги направляют руку воина и помогают ему вовремя увернуться от ударов противника.
Но сегодня была не тренировка, а показательный бой и пропустить его Сибил не имела никакого права. Ее спаситель, тот, кто был послан самими богами, сегодня сражался против своего брата. Гречанка часто слушала разговоры других и из них узнала, что противником является тот, чье имя Крикс и называют его "Непобедимым галлом". Глядя на него, вопросов о данном прозвище никак не возникало.
Сибил стояла в толпе, крепко сжав свои пальцы и неотрывно наблюдала за происходящим. Она была уверена в победе кельта, ведь Ганник благословен богами, он избран ими. Вот только с каждым движением, с каждым ударом, вера девушки угасала. Когда меч Крикса прошелся по плечу Ганника и последний упал, девочка испуганно ахнула. Ей казалось, что ноги не удержат ее и она вот-вот упадет, но ведь бояться было бессмысленно. Это ведь всего лишь показательный бой, не более. Но почему-то ее сердце бешено колотится, грозясь вырваться из хрупкой груди.

+5

10

Крикс сплюнул за песок, позволяя Ганнику подняться на ноги. Маленькая победа над кельтом – всего лишь везение. Можно выиграть момент, но проиграть бой; все сугубо относительно, когда дело касается гладиаторских боев. Крикс помнил испытание Спартака, когда его победе помешала гребанная лента жены фракийца, так некстати оказавшаяся под подошвой сандалий.
Сталь вновь взметнулась воздух, но удар не достиг своей цели: единственный меч Ганника со звоном отбил его. Крикс понял, что подошел слишком близко к сопернику, когда тот пустил в ход кулаки, схватив его за правую руку – ту самую, в которой был зажат меч. Слухи о том, что единственный чемпион Капуи, получивший свободу, способен убить соперника, будучи безоружным, достигали и до ушей галла. Все в те же далекие времена, когда они оба были рабами Батиата. Считай, целую жизнь назад.
Рука, на которую был надет щит, рефлексивно заблокировала удар, отводя крепкий кулак противника от своего лица. Воспользовавшись маленьким преимуществом, Крикс высвободил руку, ткнул мечом в бок улыбчивому кельту, и толкнул его щитом, снова повалив на землю. На боку Ганника заалела полоса – еще одна маленькая победа. Крикс осклабился.
Можно было прекратить бой на этом, однако, желание покрасоваться перед зрителями взяло вверх и, отбросив оружие, галл перешел на кулаки: я тоже так умею, глядите. По выражению лица Ганника нельзя было предугадать его действия, однако, реакция у него была что надо, и в следующий миг Крикс оказался на спине. От внезапной встречи с землей из груди выбило дыхание. Галл встал на ноги, хрипло дыша.
Наконец-то, выдался повод для мордобоя без каких-либо личных причин. Крикс то ли переоценил себя, то ли недооценил Ганника, но тот был слишком проворен, и ему ничего не оставалось, кроме как защищаться от тяжелых кулаков. Попытки атаковать завершились провалом, и он снова оказался на земле, сбитый ударом ног.
Крикс расхохотался. Грудь высоко вздымалась, из легких вырывались хриплые звуки. Все-таки, недооценил.

+5

11

Солнце нещадно жгло нежную кожу, и без того израненную врезающимися в запястья кандалами и камнями мостовой, служащей римлянке постелью последние несколько дней. Самых страшных дней в её жизни. Хотелось пить, и голод, в сравнении с жаждой, досаждал много меньше. Но самым отвратительным был металлический запах крови, перебивающий даже зловоние испражнений и давно не мытых тел. Столько крови жена эдила никогда не видела - город, бывший совсем недавно гордостью Тирренского побережья, просто утопал в ней. Лаэта чувствовала, как аромат смерти липнет к одежде, волосам, проникает под кожу и оседает на языке. Мерзкий, тошнотворный, приторный. И даже слёз, способных омыть измазанное лицо, больше не было.
Зной, кровь и отчаянье.
Римлянке было всё равно, что происходит вокруг. Сейчас она была лишь оболочкой себя прежней, смотрящей на мир пустыми глазами. И рядом не было никого, кто мог бы вдохнуть в неё хоть толику жизненной энергии. Ни мужа, ни сына, ни родных. Все они умерли, и, хвала богам, многие не застали творящегося вокруг беззакония. Женщина закрыла глаза.
- Заберите, заберите меня с собой...
Плач, стоны, причитания. Всё это так не ново, так однообразно в погружающейся в бездну Синуессе. Лаэта попыталась вспомнить, каково это, слышать детский смех, шум прибоя раскинувшегося за стенами виллы моря, музыку... и не смогла. Будто издёвки ради площадь огласил радостный мужской смех. Лаэта открыла глаза, но за спинами столпившихся полукругом рабов не рассмотрела, кто веселится, попирая память ещё не отошедших в Подземное царство теней.
Злость окатила её с ног до головы, возвращая к реальности. И только теперь она заметила, как неподвижна стала прижимающаяся к её плечу пожилая Виринея, мать Клавдия, торговца фруктами. Его тело Лаэта видела давеча выброшенным, что тюк прогнившего сена, в стоки. Осторожно развернувшись, молодая женщина склонилась к щеке Виринеи, ловя её слабое дыхание. Она была ещё жива. Пока ещё жива.
- Пожалуйста... воды, - Лаэта, натянув цепи, сдвинулась от стены, пытаясь зацепить пальцами одежду стоящей рядом девушки. Пересохшие губы и язык еле шевелились, - пожалуйста.
Молить о том, что она сама щедро раздавала беднякам, казалось, вечность назад, было не стыдно. По крайней мере не сейчас, когда от того, насколько римская матрона готова поступиться гордостью, зависела жизнь другого человека.

Отредактировано Laeta (2013-04-14 18:39:33)

+2

12

Ганник медленно, даже лениво, встает на ноги и улыбается так, словно это не он только что лежал на лопатках, в статусе проигравшего, а значит фактически мертвого, человека. Он всегда улыбался, опасно балансируя на самом конце лезвия, каждый раз выходя на бой. Кельт не боялся смерти, ведь там его уже давно ждут Эномай и Меллита, лишь жаждал славной смерти подходящей для воина. Часто, даже слишком часто для нормального человека, он представлял себе свою смерть, и каждый раз он погибал сотней разных способов, но обязательно в сражение, унося вместе с собой сотни врагов.
Криксу, видимо, понравилось кидать бывшего чемпиона Капуи на песок и он снова сделал рывок, целясь в бедро Ганника. Кельт резко, с громким ревом, отвел руку с мечом назад для размаха, почти выворачивая себе запястье, и успел отбить гладий соперника. Теперь они стояли лицом друг к другу, слишком близко для удачного удара мечом. Ну раз с этого боку подойти нельзя, Ганник делает первое, что приходит в голову - хватает Крикса за руку и заносит свободную руку, целясь в единственное не защищенное место - бьет в нос. Удар получается смазанным: кулак скользит по стальной поверхности щита, и уходит вниз, уводя Ганника в сторону. Этого хватает галлу, чтоб высвободить руку и ранить соперника в бок. Сталь проходит по коже, нещадно рассекая и оставляя за собой кровоточащий след. Боль, обжигающей вспышкой, охватывает его тело, ещё больше сковывая движения, после нового удара щитом и очередного падения на землю.
"Бывает" - спокойно думает кельт, хотя в его сознании уже загорелось желание победить любой ценой. Злость греет его сердце и даже боль отступает на задний план, лишь иногда мельком вспыхивая, чтоб о ней не забывали. Бывший гладиатор не спешит подниматься на ноги, видя, как распалённый схваткой, Крикс отбрасывает тяжелый щит и меч, напирая на него с кулаками. Момент, и Ганник снова перехватывает руку галла, дергая его на себя и одновременно выставляет ногу вперед, грубо отталкивая его от себя, использовав вес соперника против него самого. Кельт сам не замечает, как оказывается на ногах, с улыбкой на губах и безумным огнем в глазах, напирает на Крикса с кулаками, целясь в ребра и челюсть. Галл отбивается и даже пытается нанести удар в ответ, от которого Ганник быстро уклоняется прогибаясь назад. Славная драка выдалась и разгоряченная кровь окончательно срывает все запреты и границы. Ганник, выкрикивая боевой клич, отталкивается от земли, нанося мощный удар Криксу в грудь двумя ногами. Его тело двигается на чистых инстинктах, мышцы пружинят и звенят от напряжения. Чистое наслаждение от боя течет по его жилам. Воистину, это понять может только тот, кто отдает всего себя, каждый раз выходя на поле брани.

+3

13

Поздно, подумал Крикс, еще лежа на спине.  Каркающий смех против воли рвался из груди, легким не хватало воздуха, а песок под ним был обжигающе-горячим. Показательного в том, что они делали, не было ничего. И одно дело, если бы ими управляло вино, но Крикс был абсолютно трезв, хотя, не мог утверждать того же касательно Ганника.
Поднявшись на ноги, галл встретился взглядом с оппонентом. Улыбка на губах последнего не предвещала ничего хорошего; он вновь напал на него. Благо, удалось избежать удара в живот, отступив на шаг в сторону.
Преимуществом Ганника была его проворность, а Крикс брал прямыми атаками, и в этом плане их шансы уравнивались. Честный мордобой – вот как они называли это. С громким ревом галл вновь налетел на противника, в надежде опрокинуть его на песок. Хорошая попытка снова завершилась неудачей: неожиданная подножка - и он полетел мордой вниз. Песок набился в нос и рот, и Крикс успел лишь перевернуться на спину. Лицо Ганника, оказавшегося на нем, исказилось злой улыбкой, а крепкие пальцы сомкнулись на беззащитном горле поверженного. Крикс невольно открыл рот, пытаясь ловить губами воздух. Два пальца – символ поражения и позора. Кулак невольно сжался, и оставил на песке глубокую борозду.
Приложив усилие, галл оттолкнул от себя Ганника, надавив рукой в опасной близости от ран, нанесенных ранее, и снова встал на ноги. На шее все еще чувствовались пальцы кельта, а там, куда впилась веревка от талисмана, подаренного самим же Ганником, остался бледный след. Победа в этом бою встала вопросом собственного интереса.

+3

14

Ганника понесло. И, судя по ударам в полную силу, явно не в те степи. Мозг официально отключился, позволяя звериным инстинктам взять вверх над бывшим гладиатором. Сейчас для него не было захваченного города, свободы и взглядов своих соратников. Была старая память тела, въевшаяся в его жилы, словно паразит. Он двигался всё быстрее и его удары были всё отчаяннее. Но когда ты стоишь на краю гибели и смотришь в лицо своему возможному убийце, в голове становится совершенно пусто. Не припомнить ни одного дельного совета, приема самообороны, которые когда то учил. Есть лишь цель - убить. Нет прав, нет обязанностей. Нет братства и тех уз, ради который каждый с удовольствием отдал бы свою жизнь не раздумывая ни минуты. Ганник ушел от очередного выпада галла и подставил тому подножку, сразу же наваливаясь на упавшего друга. Наверное, сейчас он выглядел страшно, смыкая пальцы на шее товарища: в глазах нет узнавания, безумный огонь, требующий крови, его губы искривились в злорадной улыбке и руки всё сильнее сжимали незащищенное горло.
До греха, за который Ганник себя никогда бы не простил, не дошло, слава Юпитеру. Криксу удалось оттолкнуть его и подняться на ноги. Кельт готов был снова ринулся в бой, но его взгляд коснулся шеи галла, в которую он чуть было не вцепился снова, и увидел тот самый талисман, который, целую жизнь назад, носил сам. Он вспомнил, как уходил из лудуса, свободный и потерянный, а взгляды боевых товарищей придавали ему сил сделать тот первый шаг в новый мир. Ганник тяжело выдохнул, расслабляясь и снова улыбаясь всем, но уже так же дерзко и добродушно, а не хищно и сумасшедше.
- Ты чуть было не побил меня, галл! - посмеивается, сказал он и протянул Криксу руку в знак мира.

Отредактировано Gannicus (2013-04-20 20:41:26)

+3

15

Я не отступлюсь, пока не отступишься ты, говорил взгляд Крикса, горящий, злой. Хриплое дыхание, рвущееся их груди, царапало пересохшее горло. Он вновь занял позицию, намереваясь продолжать: долбанное самолюбие не допускало ничейного результата. Спору нет, в начале боя он показал себя хорошо, однако, рука редко оставалась без меча, а на прыткость Ганника напролом идти бесполезно. Он не пытался думать о том, каким сложился бы исход боя на арене – когда-то они оба были главными на ней. А памятный бой «примирения» на Везувии закончился поражением для галла и германца против двух старинных друзей. Сухие губы скривились в усмешке.
Крикс смотрел на противника упрямо, с вызовом вздернув подбородок. Крепкие кулаки сжимались и разжимались в предвкушении продолжения выступления, которое, к удивлению, никто не пытался прервать. Галлу было глубоко наплевать на происходящее вокруг, злость волнами исходила из него, пеленая взор и затуманивая сознание…
…Ганник улыбнулся. Непринужденно, как умел только он, с чертовщинкой в глазах, словно вынул кролика из пустого мешка.
Мир вновь обрел звуки и образы. Одержимость, захватившая Крикса, испарилась, морок покинул сознание.
— Мне еще выпадет шанс сделать это, - отпарировал он, расслабляясь.
Ганник тянул руку, предлагая мир и ничью: бой получился показательным, не так ли?..
Именно так, подумал Крикс, и крепко пожал протянутую руку.
Мир, брат.

+2


Вы здесь » Spartacus: War of the damned » Архив эпизодов » Draw your swords


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC