Вверх страницы
Вниз страницы

Spartacus: War of the damned

Объявление


вопросы к администрации » правила проекта » сюжет » faq » список персонажей » занятые внешности » заявки

Приветствуем на литературной ролевой игре, посвященной легендарному восстанию бывших гладиаторов и рабов по мотивам сериала "Спартак". Мы не строим альтернативного сюжета, и не требуем неукоснительного следования канону сериала. Примите участие в борьбе за выживание, проявите себя в принятии сложных решений и умении жертвовать во имя благой цели. Окунитесь в атмосферу Древнего Рима. Творите историю!

Игровое время: осень 72 года до н.э.
Основные события: Портовый город Синуэсса взят армией рабов. Рим пошел на решительные меры, отправляя Марка Красса на войну со Спартаком...

НОВОСТИ ВНЕ ИГРЫ

15/05 Коротко о главном: в игру требуются киликийские пираты.

30/05 А мы по-прежнему нуждаемся в предводителе. Спартак, не пройди мимо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spartacus: War of the damned » Альтернатива » Drei Tropfen deutschen Blutes


Drei Tropfen deutschen Blutes

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://24.media.tumblr.com/f82fdb0e2b5ad1fafed3f8e9a4221aac/tumblr_memy47Jzgn1qcbv12o2_400.gif
http://25.media.tumblr.com/ba9d6de1befb2d508a5aaf9e79d1d031/tumblr_mlgd8qomwv1snhlfro2_500.gif
Название:"Три капли немецкой крови"
Место: Храм у Везувия.
Время: Когда Спартаку и повстанцам приходилось прятаться от римских войск на горе.
Участники: Saxa, Agron and Cesar ' as Duro.

+2

2

– Хороша, – решил Дуро.
Лагерь готовился к охоте, и с раннего утра было неспокойно. Все германцы прирожденные следопыты, так что та половина отряда, которая очутилась в Республике после добрых берегов Рейна, собралась намного раньше и теперь помогала второй половине – домашним рабам, не способным ни драться, ни готовиться к вылазке.
Сакса порхала по площадке, на которую Дуро мог смотреть с высоты крыльца храма; она злилась, хохотала, ругалась на родном ему, но уже чуточку позабытом языке и задавала жару всем, кого только встречала на своем пути. В самом деле, Секст, что это ты стоишь без дела? Давай, ленивый засранец, шевели задницей!
– Агрон? – требовательно, как только младшие умеют, окликнул Дуро. Меч показался ему достаточно острым, так что он отложил точило, подобрал ножны и поднялся на ноги, бережно убирая клинок. Брату он весело улыбнулся, качнул головой в сторону германки: – Как она тебе? Хороша ведь?
Агрон, конечно, в девчонках ничего не смыслил, но мог бы поддержать. Дуро ведь и сам недавно покивал одобрительно на этого чернявого юношу из Сирии, хотя ни юноша ему не понравился, ни дурной взгляд его: сирийцы, чего таить, коварны, а у кого тьма в глазах, тот сам душою тёмен. Впрочем, иногда Дуро грызло ревностным любопытством: как там у них обстоят дела? – но он неизменно находил куда более интересные для размышлений вещи.
Зацепив ножны за пояс, Дуро покачнулся с пяток на носки и негромко хрупнул уставшими плечами. Он не умел долго сидеть на месте, храм его и вовсе угнетал, поэтому на охоту он пытался выбираться почаще – и, кажется, подозревал, из-за кого Спартак не давал ему развеяться, то и дело оставляя тут.
– У нее славное имя, – вздохнул Дуро мечтательно. – Что-то между «топор» и «секс».

+2

3

За последнее время Агрон научился крайне выразительным взглядам. Собирается Спартак на вылазку, вызывается с ним Дуро, Агрон выразительно смотрит на Спартака. Намеревается Спартак в шахты, выручать галльскую девку - снова выразительный взгляд и "найдете нас у Везувия". Планируют они идти на арену, спасать уже галла - куда тут выразительней.
Когда в венах твоего брата течет точно такая же буйная германская кровь, глаз с него спускать нельзя, пока не будет полной уверенности в том, что он снова не пострадает. Агрону до сих пор временами снилось, что тогда в лудусе Дуро был убит, а не просто ранен.
Вот на охоту таскать его было можно.
— А? - Агрон перевел взгляд с только вышедшего из храма сирийца на германскую воительницу. — Да она твои яйца на свой нож нанижет быстрей, чем ты успеешь поздороваться.
Он усмехнулся, глянув на брата. Столкновение Дуро и Саксы могло бы стать самым непредсказуемым действом после поджога арены. Ну, либо действительно последней в жизни младшего попыткой куда-то присунуть свой член.
— Но хороша, - не мог Агрон не согласиться.
Если бы ему до женщин было дело, сам, должно быть, остановил бы свой выбор на такой, дикой, громкой и необузданной. Дуро можно было бы и толкнуть в сторону Саксы, правда, зубы обломает.
Агрон поправил перевязь меча и все-таки решил окликнуть девушку:
— Сакса! Пойдешь с нами.
И послал брату взгляд иной выразительности. Мол, не оплошай и не позорь семью.
— Выдвигаемся, обед нас ждать не будет.
Ведя за собой своих же, не так давно освобожденных, соплеменников, Агрон начинал себя чувствовать невероятно важным перед братом. Старший, как никак. Ему положено.

+2

4

Сакса металась по площадке у храма, пытаясь найти себе достойное применение. Не так давно полученная свобода обжигала легкие, к ней еще надо было привыкнуть. А пока германка совершенно не знала, что с этой свободой делать. Она, то и дело, постоянно оглядывалась на союзников Спартака с опаской, иногда ее взгляд был похож на прямую попытку увидеть врага в том, кто по сути находится с ней "в одной лодке". Вызов же в ее глазах читался всегда, а так, как сейчас она находилась в компании беспомощных, не боеспособных повстанцев на этот взгляд некому было ответить. Вот она и бесится, мешая, по сути спокойным людям работать. Подойдет к паре человек, по видимому выполняющих роль оруженосцев, попросит дать ей меч для заточения, те ее языка не понимают, отвечают что-то на своем. Сакса же в ответ не пожалеет горячего немецкого слова, но так как те ее все равно не понимают, а значит нужного эффекта ее ругательства не произвели, отчаивается и продолжает метаться с места на место. Найдет отдушье в громком смехе над каким-то несчастным, завидит своих - строит всех под чистую, требуя не понятно чего. Проклятая свобода, в руках дикарки она похожа на безумие.
Наконец девушка услышала голос Агрона, дающий ей задание. Это именно то, что ей сейчас нужно -выплеснуть куда-то свою энергию. Сакса как раз спорила с кем-то из "земных", пытаясь понять, что же этому человеку от нее нужно с таким-то несчастным лицом. На самом деле это был бывший раб со слабыми нервами у которого от нее разболелась голова и он всеми силами взывал германку к тишине.
Услышав голос Агрона Сакса резко взглянула вверх, в то самое место откуда исходил звук. Его она уважала, этот гладиатор стал соединяющим звеном германских рабов с повстанцами Спартака, а заодно и "вожаком" дикой стаи первых. Она согласно кивнула Агрону и перевела взгляд на стоящего рядом с ним. Сакса наморщила лоб, вспоминая кто он такой, кажется у него германское имя... черт пойми кто, какой-то он слишком окультуреный для германца, но часто держится Агрона и тот его держит за своего. Взгляд Саксы стал колючим, когда она заметила, что этот мужчина изучает ее. Она тут же отвернулась, подхватила лук и устремилась в сторону леса.
- Пошевеливайтесь! - Крикнула германка задорным тоном. Да уж, ей еще долго придется учится "ходить под кем-то" и слушаться правил, диктуемых другими.

Отредактировано Saxa (2013-05-27 17:40:26)

+3

5

Агрон умел поддержать, как никто. Дуро вздохнул, но тут же успокоился, когда получил свое одобрение: во всяком случае, роль настоящего старшего брата на сегодня была исчерпана. Главное, чтобы на охоте не вздумал по пятам ходить: во-первых, добычу спугнет, во-вторых, по щам получит. Уже сколько времени прошло с тех пор, как Дуро вымахал на полголовы выше брата, а всё равно: что сейчас, что десять лет назад с Агроном всё обстояло как-то одинаково.
Зато вот за Саксу он был по-настоящему благодарен, хотя украдкой всё утро надеялся, что она сама вызовется с ними. Очень хитро и понимающе улыбнувшись, Дуро набросил на плечи обветшалый плащ, подпоясался и двинулся со ступеней храма вниз. Его вдохновенные мысли о том, что в ответ надо непременно подтолкнуть этого сирийца к Агрону, если они до сих пор не столкнулись сами, прервались диким и внимательным взглядом девчонки. Дуро замер на месте, видя, как она забавно морщится. Пожалуй, это выглядело мило: она чем-то смахивала на рысь (и была из тех редких людей, которые на это сравнение не вытаращатся удивленно, мол, что это такое?).
А потом она поворотила от него нос.
«Курица!» – решил Дуро, перепрыгнув через две последних ступени, и замкнул отряд.

Снаружи дышалось легче, воздух был свежим и пах лесом. Слыша обрывки родной речи и хруст листвы и веточек под ногами, Дуро чувствовал себя почти как дома. Он задумчиво посмотрел на букву «B» на руке, которую иногда по холоду дергало и тянуло застарелой болью. Шрамы были и пострашнее, но вот клеймо – дело другое, унизительное. Когда-то он гордился, что получил его, и бился на Арене, и был одним из лучших, но у Саксы и многих других клейма не было… во всяком случае, в тех местах, которые не прикрывала одежда.
– Сколько голов римлян сложить к твоей двери? – спросил Дуро, когда поравнялся с нею. Он едва не заговорил на латыни, поправившись лишь в последний момент, так что половина рычаще-шипящих правильных звуков пропала и сделала его германский каким-то некрасиво обрубленным.
Ну, и катастрофическое неумение завязать беседу было у Дуро в крови.

Отредактировано Gaius Julius Caesar (2013-05-29 20:01:45)

+3

6

Чем дальше они углублялись в лес, тем умиротвореннее становилась Сакса   (если такое слово вообще можно к ней применить). Стоило ей только сконцентрироваться и вся энергия направилась в нужное русло: охотница перебирала все звуки на слух, временами шумно втягивала воздух, пытаясь уловить запах добычи, и глядела, что называется "в оба". Как будто не было в мире дела большей важности, чем эта охота. Девушка ждала ее с самого утра, вот только забыла кого-либо уведомить, что без нее это занятие уж никак не обойдется, для Саксы все было так естественно, что та даже не восприняла слова Агрона как приглашение. Девушку искренне радовало, когда на тренировочных боях против нее ставили достойного, сильного противника - германка воспринимала это как признание ее боевых достоинств, как похвалу. Вот охота была чем-то более бытовым и не взять ее с собой было просто невозможно. Сама бы пошла, вот только пригласили ее, кажется, на роль дичи. Сакса ощущала это физически. Это было схоже с чувством, когда нападают со спины - над жертвой просто виснет большая концентрация внимания, которая давит и дает знать о присутствии  хищника. И это сбивало с толку.
Подопечный Агрона сравнялся с ней в шаге и теперь плелся рядом. Сакса сначала не потрудилась смотреть в его сторону, лишь боковым зрением заметила клеймо с буквой "В" у него на руке.
-"Blödmann" - расшифровала на своем языке германка и едко улыбнулась. Откуда ей  было знать о Батиате? Зато это слово подходящее. Если оно описывает суть этого порченого германца Сакса будет рада, что не промахнулась, а если все таки ошиблась, ничего страшного - ведь маты она использовала и под видом комплиментов.
Тот факт, что Дуро обращался к ней на ее родном языке, а не гнул под большую массу, был конечно лестен, но не насколько, что бы пропустить мимо ушей ломаное немецкое произношение.
- Моя дверь до верха завалена моими же трофеями. - Хмыкнула Сакса гордовито. - Давай-ка лучше раздобудем пару голов покрупнее, чем у римских тварей. - Предложила германка, все еще пробегаясь глазами по лесу в поисках дичи, потом все же перевела взгляд на него. Сакса смерила Дуро неприкрытым оценивающим взглядом, коим обычно мужчины смотрят на женщин, а не наоборот и изогнула бровь по форме ломаного арбалета.  - А тебе надо поработать с языком. - Прошипела германка без доли сарказма, нарочито преукрашая свою речь излишне правильным произношением. Она взглянула на Агрона через его плече, что бы узнать, не заприметил ли тот чего полезного.

+3

7

Блеска в глазах его брата не заметил бы только слепец. А уж женщина, которой этот блеск предназначался, поняла бы и подавно. Но тут уж дальше все в руках богов. И женщины.
"Пусть только попробует просрать свой шанс", - думал Агрон, пропуская Дуро и Саксу вперед.
То, что сам он с сирийцем разве что переглядывался чаще, чем с остальными с момента возвращения с арены, значения не имело. Он же старший, не младшему в случае чего его судить. Да и где бы ему взять лишнее время для уединений и красивых слов, когда рядом то брат, то германская ватага?
— Лучше грабить караваны, чем бродить по лесу, из которого сбежала вся живность, - сплюнул рядом идущий.
Нет, лес еще не опустел и не все звери перепрятались, охота требовала терпения и осторожности, особенно там, где уже не единожды проливалась кровь животного. Но невезение все равно удручало, если не сказать раздражало. В храм приятней возвращаться триумфаторами даже с охоты.
И все же.
— Чтобы по трупам своих римляне нас нашли? - спросил он. — Научись держать меч крепче, чем свой член, а потом болтай.
Агрон сам вышел вперед, не обращая больше внимания на собравшегося огрызнуться в ответ соплеменника. И тогда он увидел следы. Свежие, звериные.
— Тише вы, - бросил Агрон.
Видимо, богам наскучило глумиться над пустыми животами охотников.
Следы были разных размеров, кабаньи. Одни небольшие, должно быть, принадлежащие детенышу. А где детеныш, там и его мамаша, готовая защищать и поднимать на клыки покушающихся.
Пройдя по следам, он услышал и шорох в кустах.

+1

8

Дуро почувствовал себя утенком, плетущимся за мамой-уткой. Сакса даже не посмотрела на него и, более того, назвала ёмким пакостным словом. Он хотел ответить, раздувшись от возмущения, подбирал ругательство позаковыристей, чтоб высокомерная засранка знала, кто здесь мужчина, но так ничего и не сказал: добродушие помешало приструнить её сразу, а потом стало как-то поздно. Он даже позавидовал Агрону: вот парня треснуть не так зазорно, а даже честно… Только Дуро вспомнил, что «честность» на Рейне имела иное значение. Арена же исказила ее, упростила до состязания двух равных противоборствующих сторон.
Хорошо бы на Арену, подумал Дуро, к реву восторженной толпы и рекам крови. Домой тоже хорошо.
– Я чистый германец! – возмутился он, сверкнув глазами – к слову, не менее темными, чем у сирийцев. Тут и говор правильный появился, только тоже теперь стал казаться жалким. Дуро разочарованно фыркнул и отвернулся. – Я родился на Рейне, дурочка.
Агрон впереди переругивался с другим германцем, аж кулаки зачесались, словно предложив помощь в урезонивании наглеца. Повертев головой вроде бы в поисках следов, но на самом деле ничего не замечая, Дуро, уже забыв про «полоумного» и прочую вопиющую несправедливость, обернулся к Саксе и весело улыбнулся.
– Женщина никогда не завоюет столько, сколько мужчина. Спорим, я убью больше? Тогда ты снимешь вот это.
Он хитро прищурился и дернул ее за ремень доспеха, закрывающего грудь. К несчастью, приделано было крепко.
– Тише вы, – бросил Агрон.
Дуро тут же отвлекся на шорох в кустах и не заметил, как вырос около плеча брата. Старая привычка давала знать: если не биться друг подле друга, случится беда. Дуро невольно потрогал свой левый бок, рана на котором заживала неебически долго, прежде чем он смог снова взять в руки меч. Сосредоточенные мысли зашевелились в голове:
«Кабаны. У нас три ловушки по пути. Вот Сакса бы славно их туда заманила – юркая, быстрая…»
А сразу следом:
«А я чем хуже?»
– На северо-восток у нас яма выкопана, – зашептал Дуро, обернувшись к притихшим позади германцам: Агрон-то не разрешит. – Пойду. Гоните на меня.
Посмотрел на Саксу – «Так-то тебе, сучка!»; на Агрона – упрямо и настороженно: только попробуй, мол, чего сказать. И бесшумной тихой поступью, как только рейнские германцы умеют, ушел в обход, следя за ветром. Только бы кабан раньше времени не сорвался. Заманить его в канаву еще можно, а вот улепетывать от него – с жизнью прощаться. Жаль, от копья Дуро отвык: оно уже совсем не так в руку ложилось, как охотничий короткий меч.

Отредактировано Gaius Julius Caesar (2013-06-08 01:43:39)

+2

9

Агрон хотел было сам вызваться на гон кабана, когда Дуро вставил свое "пойду". Захотелось треснуть его по голове, зашипев не хуже Назира, мол, какое, куда тебе, а вдруг, а... Но он только наградил брата тяжелым взглядом. Что бы там ему, как старшему, не думалось, Дуро уже не мальчишка, не способный за себя постоять. То есть, против достойного противника он, конечно, мальчишка, но фактически... Фактически - Дуро потом отымеет его в душу, если сейчас рявкнуть что-то вроде "за спиной моей стой, куда пошел!" Брата-то тянуло покрасоваться перед девчонкой.
"Рискни только оступиться", - думал Агрон. Надо будет - снова выдернет брата из рук самого Плутона. Обойдется бессмертный засранец.
Тем не менее, внутри зародилось напряжение.
"Прикрою", - подумал он.
Агрон махнул рукой остальным, чтобы шли гнать зверя в обход. Сам он далеко от Дуро отходить не собирался. Даже не столько ради подстраховки, сколько ради того, чтобы просто в любых таких ситуациях быть рядом со своим, понимающим с полуслова. Все кого-то то и дело теряли, в такой обстановке необходимость стоять плечом к плечу с братом становилась невероятно острой.
... кабан был средних размеров, но глаза зверя едва не наливались кровью. Точно - самка, защищающая детеныша - копошение в кустах не прекратилось, когда навстречу охотникам вылетело одно животное.
— Упустишь - на ночь станешь в дозор! - с азартной улыбкой крикнул он брату, поддевая его и тут же переключаясь на гон.
Пускай красуется, пока под надзором.

+2

10

"Дурочка", Сакса поморщилась, вспоминая это слово, нет, с языком у Дуро таки все было в порядке, просто она всегда готовиться услышать что-нибудь невероятно жесткое, а крыть надо еще более дряным выражением. Некая готовность. Сначала она открыла рот, что-бы ответить и тут же, уловив смысл, засмеялась. Да так, что пришлось зажать себе рот рукой, а то всю дичь распугает и это уже ее Агрон отправит в дозор, а свои вообще съедят вместо ужина.
Чем-то Дуро все-таки отличается от других. Порог терпимости слишком высок, хотя тут дело даже в другом: в какой-то легкости отношения к подковыркам. Те люди, к которым Сакса привыкла, одинаковы в своем поведении в бою и в быту, а эти другие. Мягче. Вроде и непривычно, но легче дышится.
"Так вон оно в чем дело..." Наконец-то дошло до беловолосой, когда батиатский германец дернул ее за ремень в области груди. Смеяться до сих пор не расхотелось. Но уже не с него самого, а так, от умиления.
- Спорим! - прошипела Сакса с азартом. На предложение о споре вообще нельзя было ответить отрицательно, что-бы там ни было.
Германка обернулась на кусты, из которых выбежало животное, потом взглядом проследила за Дуро с Агроном. Ей повезло наткнуться на насмешливую улыбку одного из германцев, который, судя по всему, наблюдал за ними.
Сакса сама его приструнила звериным взглядом и толкнула в сторону кустов, мол "пойди проверь, бесполезный".
Сама устремилась за Агроном, с недовольно поджатыми губами, и претензией во взгляде - мол ее игрушку отобрали. Кабана, естественно. Ну и где ей теперь отводить душу?

В беге Сакса, то и дело вырывалась вперед. "А толку?" Думала она и тут же остывала. Лук, бьющий арбалетом по спине, привел ее к новой мысли. На бегу германка привела его в готовность, затормозила и выстрелила. Послышался визг кабана, попала, кажется в спину. Не убила и не хотела. Просто бежал он слишком быстро, не Дуро, не они бы не успели.
Сакса поймала суровый взгляд Агрона. Более чем суровый, и вспомнила о детенышах в кустах. Гладиаторы лучше простых воителей понимали значение слов "раненый, загнанный зверь". И все понимали, как борешься, когда есть за кого сражаться. Стрелять из лука, что бы добить было бы и можно, да поздно уже, кабан далеко впереди. Сакса пожалела, что не умеет бегать на четырех лапах.

Отредактировано Saxa (2013-06-18 23:52:44)

+3

11

Кабаниху с детенышами окружили: Агрон следом за Дуро ушел вперед, Сакса тоже шмыгнула ближе, ей с луком удобно было держаться посередине, а остальные опоясали где-то с другой стороны, замыкая линию. Раньше до боли не хватало этой слаженности, и родной речи, и единства, объявшего соплеменников. Кабан рванулся с места, ломая ветви и стуча копытцами; ребята раскричались, и стало ясно, что охота началась.
Дуро сверкнул брату широкой и бешеной улыбкой и припустил бегом по лесу, легко перемахивая через поваленные деревья и ловко огибая препятствия. Он зорко держал добычу в поле зрения, то оглядываясь, то оборачиваясь; один раз неудачно приостановился – кабаниха вылетела вперед. Дуро грязно, от души ругнулся, но под лопаткой зверя выросла стрела, и круг снова замкнулся, держа в центре страдающее животное. Сразу ясно: это всё Сакса.
Потом кабаниха металась то влево, то вправо, и Дуро отпрянул несколько раз, здраво боясь, что она кинется на него, не разбирая дороги. Еще один выстрел откуда-то с другой стороны подбил мохнатую заразу, вырвал вопль из кабаньей груди. Дуро не успел сбавить ход, а поэтому через пять секунд услышал грузный топот где-то сразу позади.
«Ох, сука!» – пронеслось в голове, пока он заворачивал за стволы деревьев, надеясь сбить погоню. Погони-то, может, и не было, но с непривычки и от страха, в котором даже себе признаться было стыдно, Дуро дал такого дёру, что и оглянуться назад боялся: вдруг огромное рыло неслось прямо за спиной.
Яма вынырнула из зарослей как раз вовремя. Чуть прикрытая травой и плетенкой, глубокая, надежная, она обещала спасти несчастную задницу Дуро, так что он наискось дернул к ней, зная, что если не загонит, то будут презирать, а Агрон – смотреть презрительно и хмуро. Хуже этого ничего не было.
Дуро обежал ловушку по краю, а кабаниха вломилась прямёхонько в центр всей своей тушей. Даже помыслить ничего не успелось: почва поехала прямо из-под ноги, а с ней трава, а с ней настил, и он, напрочь растеряв всю опору, ухнул вниз. Только не в яму, а на самую кромку. Приложился больным боком, рыкнул негромко вместе с пойманной зверюгой, крутанулся в сторону раз-другой по земле – и, напрочь потерявшись, приподнялся на локте. Сердце колотилось так, что его можно было пожевать и проглотить.
Уже точно обреченная добыча бесновалась внизу, германцы догоняли. На Агрона смотреть было не по себе: оба знали, что триумф чуть не обошелся ублюдской лажей. Дуро даже обозлился: как вытерпеть еще несколько дней этого тяжелого упрека, потому что запоганил всё, что мог?
А вот когда подбежала Сакса, Дуро уже и отцепившиеся ножны подобрал, и поднялся, быстро вернув себе важный вид: худо-бедно, но загнал. Даже, несмотря на чудом минувшую опасность, посмотрел на девчонку нагло и с вызовом: мол, женщина, и где твои трофеи?
– Что там поросёнок? – спросил её, тяжело и нервно дыша.

+3


Вы здесь » Spartacus: War of the damned » Альтернатива » Drei Tropfen deutschen Blutes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC